Макростатистика за первый квартал 2020 года: сильное начало года, беспокойство по поводу перспектив

Юга.ру
Наталия Орлова, главный экономист Альфа-Банка © Наталия Орлова, главный экономист Альфа-Банка

Наталия Орлова, главный экономист Альфа-Банка

Росийская макростатистика за первый квартал 2020 года (1К20) была сильной — оборот розничной торговли вырос на 4,3% г/г, а промпроизводство — на 1,5% г/г. Тем не менее, реальные располагаемые доходы населения снизились на 0,2% г/г за 1К20: эта цифра указывает на рост социальных издержек нынешнего кризиса. 

Оборот розничной торговли вырос на 4,3% г/г в 1К20 на фоне скачка роста на 5,6% г/г в марте: Рост оборота розничной торговли за март составил 5,6% г/г, превысив консенсус-прогноз (1,9% г/г) и наши ожидания (4,0% г/г). Опередивший ожидания рост указывает на то, что масштаб панического спроса оказался сильнее, чем можно было предположить ; обратной стороной быстрого всплеска спроса, тем не менее, может быть больший объем покупок впрок населением накануне введения карантина, что может привести к более быстрому сокращению потребительских расходов в 2К20. С учетом сильного результата за март, рост оборота розничной торговли составил 4,3 г/г в 1К20; это самый сильный рост с 4К12. 

Реальные располагаемые доходы снизились на 0,2% в 1К20, безработица по-прежнему низкая — 4,7% в марте: Основным негативным моментом представленной Росстатом статистики за 1К20 стало снижение реальных располагаемых доходов населения на 0,2% г/г в 1К20. Чтобы адекватно оценить эту цифру, нужно смотреть на нее, исходя из контекста дискуссии начала года: в 2019 г. реальные располагаемые доходы населения выросли всего на 1,0% г/г, и курс на ускорение роста реальных располагаемых доходов был важным приоритетом нового правительства, назначенного в январе 2020 г.

В результате мы первоначально ожидали, что рост реальных располагаемых доходов ускорится до 2,0% г/г в этом году, но сейчас такие ориентиры стали нереалистичными. Тем не менее, тот факт, что уже в 1К20 реальные располагаемые доходы оказались в отрицательной зоне, указывает на то, что их динамика была слабой еще до введения карантина. Почти не изменившаяся с уровня февраля (4,6%) безработица, которая в марте составила 4,7%, подтверждает наше мнение о том, что в России риск всплеска безработицы гораздо ниже, чем угроза сильного снижения реальных располагаемых доходов в этом году. 

В марте рост промпроизводства быстро замедлился до 0,3% г/г: В отличие от розничного сектора, который в 1К20 продемонстрировал сильную динамику, рост промпроизводства составил всего 0,3% г/г в марте, при этом рост промышленност и за 1К20 составил 1,5% г/г. Учитывая что рост промпроизводства составил 3,3% г/г в феврале и, вероятно, сохранился на этом уровне в первые три недели марта, результат за весь месяц указывает на то, что снижение активности в последнюю неделю марта, то есть в первую неделю карантина, составило примерно 10% г/г. Исходя из этого, мы считаем, что масштаб снижения экономической активности в апреле может составить примерно 10-15% г/г. 

Сильное начало года не рассеивает тревоги по поводу динамики предстоящих кварталов: Неплохое начало года в розничном секторе обеспечивает некоторую поддержку перспективам роста на этот год, однако не снимает опасений по поводу способности России преодолеть последствия карантина. Главный ориетир для прогноза — это кризис 2008 г.: российский ВВП снизился на 7,8% в 2009 г. против снижения мирового ВВП на 0,1%. С тех пор макроэкономическая ситуация в России изменилась в лучшую сторону.

К 2020 г. Россия по-прежнему располагает большими резервами и низким долгом; кроме того, в России теперь действует режим плавающего обменного курса. Доля предприятий малого и среднего бизнеса в экономике невелика, а концентрация населения в больших городах — низкая. Все это может оказать поддержку в нынешней ситуации. В то же время нарастают и негативные факторы. Из-за снижения цен на нефть пакет помощи российского правителсьтва оказался очень небольшим в сравнении с другими странами; реальные располагаемые доходы населения находятся на 10% ниже уровня 2013 г.; разбитые надежды на улучшение уровня жизни могут негативно сказаться на уровне доверия в экономике.

Растет риск того, что бюджет нацпроектов, которые воспринимались как стержень роста экономики в 2019-2024 гг., будет вместо поддержки инвестиций переориентирован на социальные нужды. Иными словами, не только ожидания по динамике экономики на ближайшие кварталы остаются тревожными, но и перспективы роста на следующие годы также ухудшились.

Читайте также

Макростатистика за 11М20

Динамика цен приобретает все большую важность

От поддержки спроса к вопросам

Росстат сообщил о снижении ВВП за 3К20

РФ: прогноз на 2021

Три темы будущего года

Макростатистика за 9М20

Ухудшение вместо восстановления

Динамика инвестиций и экспорта — два позитивных сюрприза

Росстат представил детальную структуру ВВП в 2К20

Экономики РФ в 2К20. Важные детали динамики по секторам

Пересмотр Росстатом оценки спада ВВП за 2К20 добавил правительству оснований для улучшения прогноза спада ВВП за 2020

Изменений в уровне ставки на заседании 18 сентября не ожидается

Прогноз ключевой ставки ЦБ

Над Россией сгущаются тучи

На прошлой неделе динамика российского рынка акций, несмотря на сдерживающие факторы, соответствовала аналогам с DM

Макростатистика за первое полугодие 2020. Курс на восстановление

Российская макрокартина за июнь в части потребления оказалась сильной – оборот розничной торговли снизился всего на 7,7%

Доходы населения. О чем говорят опросы?

Хотя динамика доходов населения — главный индикатор для оценки скорости восстановления экономики, скудность статистики осложняет оценку реальной ситуации

Все статьи

Реклама на портале